Пять дней современного танца

21 декабря 2011, Анастасия Вороширина, "Школа театральной критики" при Доме Актёра

Легкая дрожь, создаваемая вдохновением и неизвестностью, погружение в задумчивость и переживание своего понимания спектакля, желание прожить историю вместе с артистами... Все эти чувства чаще всего посещали меня на международном фестивале "На грани". Это создавало атмосферу сотворчества и своеобразной уместности зрителя, как части спектакля. Международный фестиваль современного танца проходит уже в третий раз, именно в этот момент я и попала на него.

Пять дней современного танца - это погружение на глубину модернизма, это практически нонстоп впечатлений и мнений. В этом заключается фестивальное своеобразие, что может вызвать пожалуй усталость, замыленность восприятия, но в этом видится мне и безусловное достоинство "На грани" - создание особой атмосферы. Первое знакомство с contemporary dance произошло у меня накануне фестиваля, поэтому могу писать с акцентом на наивность. Посмотрим, что отмечает зритель, практически впервые встретивший "на грани" соединившиеся хореографию и драматическое искусство.

Каждый день нес для меня особый смысл и настроение. Это были и восторги, и недоумение, и даже раздражение. С каждым спектаклем я, можно сказать, училась видеть современную хореографию. Не просто смотреть, а видеть. Блуждала от скрупулезного поиска смысла во время действия до расслабленного просмотра и осмысления целостного. У каждого спектакля была своя изюминка, и каждый ценен, но больше всего хочется поделиться впечатлениями о двух из них.

Для меня фестиваль начался с постановок театра "Провинциальные танцы". И прежде всего поразила премьера "Sepia". Уже в названии слышится посыпь. И сейчас спустя практически две недели перед глазами возникает картинка этого спектакля, именно визуальным удовольствием он ознаменован в моей памяти. И, слушая Авета Тертеряна, невольно возникают образы танцующих в песке людей. Оригинальный ход художника, зачаровывающий и манящий.

Это люди, это просто люди, где они, что с ними? Ассоциации, возникающие в моем воображении при звучании спектакля - фильм "Сталкер" А.А. Тарковского, где много чего непонятного. По началу даже возникают неприятные чувства, отвращение. Возможно, это связанно с тем, что я не могу найти ответы на свои вопросы. Постепенно танец, действия актеров - просто не оставляют меня равнодушной. Это какой-то другой мир, где все повернуто с ног на голову. Своеобразная встряска моего воображения - песок сыпется сверху. Какая же тут логика? И это не буря, не спокойствие, это настороженность. За каждым движением каждого актера слежу внимательно, внутри возникает некоторая опаска. Именно это чувство словно гипнотизирует. Мужчины и женщины словно отдельны друг от друга, как два клана. Танец их безусловно связывает. И в этом мне видится гармония.

Запомнилась последняя сцена, где опускается бумажный занавес, к которому тихо подходят герои, видны лишь их тени, и эта медленность для меня - накал эмоций. Чувство страха просто обволакивает. Герои медленно разрывают этот бумажный заслон, создавая маленькие отверстия, и смотрят через них. Неприятные ощущения, страх, внутри бьют барабаны, предвещая опасность. Они все также медленно отходят назад. И тут - конец! Я просто выдыхаю, не веря окончанию спектакля, но актеры выходят на поклон. Что тут можно добавить, этот спектакль оказался для меня продуктивным: хоть и непонятно мне было - люди это, или нет, почему-то возник вывод: мужчины и женщины по истине - единство противоположностей. Именно эту мысль я записала себе в тетрадь в конце первого дня. А роман Кобо Абы, который является вдохновением этой постановки, я решила прочесть на досуге.

Современный танец - это прежде всего танец или спектакль? Вопрос, на который я не могу дать четкий ответ, граней этого вида искусства может быть много. Как в переливах радуги - от танца до спектакля располагается contemporary dance. Бывает так, что после спектакля находишься в недоумении, может быть даже в шоке. Но "Максимум иллюзий" Челябинского театра современного танца произвел на меня иное впечатление. Про него могу сказать - "Случилось!". Это был прежде всего спектакль.

Игра дуэта для меня открылась своей искренностью, простотой в хорошем смысле, может быть даже наивностью. Я жила в этом спектакле. Абсолютно уместные, на мой взгляд, чемоданы, как метафора души, внутреннего мира человека. Для меня открылась история взаимоотношений, если угодно даже психология пары. Актеры показали мне, как люди постепенно сближаются - больше совместного танца, телесных соприкосновений. И как это пугает! При этом каждый остается при своем "чемодане", это зона только его. В конце происходит некоторый хаос, словно героям неважно становится кто рядом, девушка садится на чемодан юноши, затем они отдаляются. В итоге снова каждый остается при своем. Иллюзия для меня в том, что даже близкий человек - это тайна. Вместе - не значит одно, вместе - это соединение двух. А зачастую ощущение, что близость и заключается в слиянии, в зависимости. Мысль, которая осталась после этого спектакля: "Быть собой!"

Эти два спектакля поразили меня совершенно разными нюансами. Если в первом более - визуальное удовольствие, то во втором - удовольствие смысловое. Не стоит сравнивать их между собой, да и прелесть современного танца - в безграничности возможностей для фантазии. И в завершение процитирую В.В. Стасова: "Только там и есть настоящее искусство, где народ чувствует себя дома и действующим лицом". И тут у современного танца есть все шансы. 

предыдущая     следующая

Все статьи