Опять с опереттой проблемы?

08 апреля 2011, Юлия Матафонова, "Уральский рабочий"

Актеры встретились с критиками

 

Ни одна из премьер Свердловского академического театра музыкальной комедии последнего времени не вызывала таких разночтений в оценках специалистов и публики, как постановка оперетты Жака Оффенбаха "Синяя Борода".

 

Театральному критику Алле Лапиной довелось поговорить со зрителями, которые покидали театр, едва дождавшись конца первого акта. Почему? "Мы увидели издевательство над Оффенбахом. Был же нормальный спектакль, поставленный еще Владимиром Курочкиным". Зрители помоложе высказывались эмоциональнее: "Ерунда какая-то! Ничего не поймешь!" Но ведь есть у спектакля и убежденные защитники. Парадокс в том, что оба мнения имеют под собой почву.

 

В спектакле, например, выносят на сцену миниатюрный макет Большого театра России, который, как известно, находится на нескончаемой реконструкции. А в программке читаем: "Театр времен реконструкции и ремонта репетирует оперетту Оффенбаха "Рыцарь Синяя Борода".

 

Ремонтная бригада действительно начинает репетиции оффенбаховского шедевра. Синюю Бороду изображает прораб Синебородов, крестьянку Булотту, которой доведется стать пятой женой злодея, - бригадир маляров. Директор театра преображается в короля Бабеша, его супруга, примадонна, в королеву Клементину. Есть и вовсе загадочные персонажи вроде врача-фониатра "с голосом", она же королевский лейб-медик Оскарина: ответственного работника Минкульта: артистов образцового хора Военного округа, по совместительству назначенных на роли "казненных" министров пропаганды... Разобраться в том, кто есть кто, очень трудно. Сюжетных функций многие персонажи никаких не несут. Как будто бы их придумали и тут же о них забыли. Действительно, кавардак!

 

Притча о тонущем корабле

 

- Надо искать сегодняшние ключи к классике, - начала встречу критиков с артистами Лариса Барыкина, сопредседатель секции критиков Свердловского отделения Союза театральных деятелей России. "Грандиозный скандал среди профессионалов недавно вызвала постановка штраусовской "Летучей мыши" в Большом театре в Москве молодым постановщиком Василием Бархатовым. Действие там происходит на корабле "Иоганн Штраус", который тонет. Наш спектакль "Синяя Борода" - тоже попытка осовременить классику, преодолеть штампы. Для руководства театра решение пригласить для постановки "Синей Бороды" известного режиссера из Санкт-Петербурга Юрия Александрова было шагом осознанным. На екатеринбургскую сцену по взаимной договоренности он перенес свой спектакль 2005 года, поставленный, когда он пришел как кризисный менеджер в Государственный театр музыкальной комедии Санкт-Петербурга. В "Синей Бороде" Александров применил ключ, который давно уже действует на оперной сцене, - осовременивание сюжета или сочинение нового".

 

Профессор Гуманитарного университета Галина Брандт выразилась категорично:

 

- Классическая оперетта должна на время умереть, чтобы оказаться востребованной на каком-то новом этапе. Понимаю, почему главный режиссер нашего театра Кирилл Стрежнев часто отдает ее постановки другим режиссерам, а сам ставит мюзиклы.

 

Образная оценка, прозвучавшая на обсуждении: перед нами ремонт оперетты, а не Большого театра. Избыточность сценических средств, абсурдность ситуаций - избранный постановщиком художественный прием.

 

- В спектакле, - признался профессор Лев Закс, - мне порой мешал текст. Актерам надо еще преодолевать одноцветность, осваивать игру как двоемирие - существование не только в своей, но и в другой исторической эпохе, другом характере. Оперетте часто говорят: "Будь дурочкой!" Но я ловил себя на мысли: "А почему вся эта ерунда мне нравится?" Меня победили люди, которые работали на сцене и многое привнесли в спектакль от себя. Они молоды, энергичны, умны. Они - мастера. Как уморительно смешно восседает на лошади Владимир Фомин (Синяя Борода), как заразительно придуривается, превращаясь из прораба в опереточного "злодея". Есть некоторые претензии к вокальной стороне исполнения партии Булотты Светланой Кадочниковой, но какая она лихая, жизненаполненная, мажорная! Если мы оставляем классике миссию приносить удовольствие, то в данном случае она с этой миссией справилась. Так что же такое осовременивание классики? Это когда много иронии по отношению к самому жанру оперетты".

 

Линия защиты

 

Тут уж актеры не в силах были стерпеть - принялись защищать Оффенбаха и классику. Как это - надо ей умереть? Что значит смеяться над классикой? Труппа этого театра никогда не работает равнодушно, имеет свою позицию. В "Синей Бороде" многие из исполнителей прошли на репетициях все стадии - от полного отрицания к пониманию, а в конечном итоге к радости творчества.

 

- Я был одним из самых ярых противников предложенного режиссером решения, - признался Владимир Смолин (Директор театра и Король Бабеш). - Нам предложили играть капустник. Позицию свою я не изменил, но в спектакле сейчас работаю с удовольствием. Есть разные типы режиссерских подходов. Незабываемой для меня была работа с Кириллом Савельевичем Стрежневым над "Княгиней чардаша" Кальмана. Там, выявив основное содержание произведения в двух первых актах, он нам сказал: "А в третьем акте делайте что хотите!". И мы изо всех сил старались. Такому решению поддалась еще одна оперетта в нашем репертуаре - "Жирофле-Жирофля" Лекока. Тоже были игра и импровизация...

 

Ирина Цыбина (врач-фониатр и лейб-медик Оскарина):

 

- Мы радуемся, когда в репертуар берут классику оперетты, потому что она красива, с прекрасной музыкой, на классику с удовольствием ходит публика. Согласна насчет "Жирофле-Жирофля". Но есть другие классические произведения. Они, как священные коровы, с которыми ничего нельзя делать. То, что произвела у нас с "Летучей мышью" Штрауса тоже постановщик из Санкт-Петербурга Сусанна Цирюк, считаю недопустимым. Нельзя издеваться над классикой! Пусть будет привнесена современность, но не подобным же способом...

 

И Цыбина права уже потому, что поверхностное осовременивание привносит штампы ничуть не меньшие, чем при трактовках "с седой бородой". Одеть персонажей далекой эпохи в современный костюм, дать одному в руки мобильник, другому - журнал "Плейбой" - не значит быть современным.

 

- Главным является умение режиссера решить, какова сверхзадача спектакля, ради чего он ставит произведение, чем собирается удивить, - высказался исполнитель ролей Прораба и Синей Бороды Николай Капленко. - Юрий Александров сказал нам, что хочет сделать капустник, и что это будет спектакль для актеров. "Играйте, получайте удовольствие. Понравится ли ваша работа публике - вопрос другой".

 

- Я понимаю, - добавил второй исполнитель этих ролей Владимир Фомин, - работать с новым материалом, наверное, интереснее и проще, чем с классикой. Ее можно сделать современной прежде всего в актерской игре.

 

- Хотел бы выразить благодарность солистам, хору, оркестру, - взял слово главный дирижер театра Борис Нодельман. - Мы работали хорошо. Режиссер, решая свои задачи, музыку гениального Оффенбаха не трогал...

 

Что ж, будем считать, что театру повезло. В некоторых постановках Александрова отношения с музыкой куда сложнее - ей не всегда соответствует то, что происходит на сцене. И это принципиальный вопрос осовременивания старых сюжетов. Что до екатеринбургского спектакля, актеры правы - он растет, становится органичнее и уже самой своей полемичностью оживляет привычно-благополучный театральный пейзаж.

 

Что дальше?

 

Высказывания руководителей театра содержали интересную информацию.

 

- В последнее время, - сказал главный режиссер коллектива Кирилл Стрежнев, - мы, формируя репертуар, несколько уклонились в сторону мюзикла. Однако я вижу необходимость продолжить формирование труппы исполнителей классической оперетты. В репертуарной стратегии будем чередовать ее с мюзиклом. К сожалению, в постановках классики были у нас неудачи. Началось с "Цыганского барона" (спектакль сыграли всего несколько раз). Сюда же отнесу "Баядеру", "Цыганскую любовь". С моей точки зрения, удач за последние годы было две - "Марица" и вот сейчас "Синяя Борода".

 

Что будем делать дальше? В конце сезона выпустим мюзикл "Алые паруса" и начнем работу над классикой, кальмановским "Цыганом-премьером". Потом, дай бог, снова поставим мюзикл - "Белую гвардию" по Михаилу Булгакову. И снова классику. За свою жизнь я поставил все оперетты первого круга. Сочинения второго круга ставить не хочу - здесь можно обречь театр на неудачу. Если звезды сложатся благополучно, готов поставить "Летучую мышь" и снова "Княгиню чардаша". Мое глубочайшее убеждение, что без этих двух произведений театр существовать не может.

 

Я очень ценю участие Юрия Александрова в нашей работе. Это режиссер мирового уровня. Вопрос сейчас состоит в другом - насколько быстро исполнители освоят то, что не понималось на премьере.

 

Михаил Сафронов, директор театра:

 

- Оперетта - наше русское национальное достояние. Я глубоко удовлетворен тем, что в "Синей Бороде" артисты ушли от штампов и сыграли спектакль европейского уровня, который нигде не стыдно показывать. Мне очень приятно было услышать слова Юрия Александрова о том, что наша труппа превзошла все его ожидания. Мы благодарны за сотрудничество этому режиссеру и всей команде, которая пришла вместе с ним.

 

предыдущая     следующая

Все статьи