Достижимо ли счастье?

21 апреля 2009, Мария Лупанова, "Уральский рабочий"

Свердловский академический театр музыкальной комедии пополнил свою обширную репертуарную коллекцию новым спектаклем, который особенно порадует приверженцев классического жанра.

 

"Цыганская любовь" Франца Легара - результат совместной работы нашего и Будапештского театра оперетты. Это уже второй, и довольно успешный, проект международного творческого союза (в 2005 году с венгерской сцены на уральскую была перенесена "Графиня Марица" Имре Кальмана).

 

Главный режиссер Будапештского театра Аттила Береш представил российскому зрителю оперетту не в том виде, в каком Франц Легар написал ее 99 лет назад, а в более острой редакции музыканта и драматурга Пала Золтана, который в середине 1970 годов потуже закрутил пружину сюжета. В спектакле нет радикальных режиссерских решений, хотя о Береше говорят как о новаторе. Постановка достаточно традиционна, но без "нафталинового" налета - нередко именно его принимают за эталон. Перед нами история Любви, все грани которой обозначены в калейдоскопе отношений складывающихся и распадающихся пар. Она рассказана просто, внятно и динамично: 2 часа 40 минут спектакля для зрителя пролетают незаметно.

 

Согласно воле художника Шандора Дароци, на сцене почти графически очерчено пространство. Это намек либо на веранду дома, либо на поляну в лесу, где расположился цыганский табор. Либо березовая роща, где стилизованные стволы деревьев без кроны спускаются с потолка до пола. Казалось бы, герои приходят сюда уединиться, но, глядя на символично уходящий в бесконечность лесок, понимаешь, что их счастье недостижимо. Здесь ни от людей ничего не скрыть, ни от себя не уйти... Сквозь этот безлистый (читай - безжизненный), прозрачный "строй" проходит со своими горькими мыслями о разлуке с любимым и свадьбе с немилым главная героиня Зорика в исполнении тонко интонирующей, проникновенной в передаче душевных движений Светланы Кадочниковой. Ее щемящая песня, которая, как дымкой, обволакивается оркестровым сопровождением (дирижер Вячеслав Петушков), завораживает, и думается о том, что искусство оперетты призвано не только развлекать, но и поднимать на вершины человеческих чувств.

 

Главным героям здесь не до смеха. Накал лирических сцен в спектакле доходит до драматизма, что достигается пульсирующим нервом оркестровой партии и наэлектризованными интонациями темпераментных героев. Двое из них мучаются от неразделенной любви (несчастный жених Зорики - Ионель в исполнении Николая Капленко и провинциальная примадонна, классическая "коварная соперница" Илона - Лариса Емельянова). А двое возлюбленных - от непомерного чувства, с которым земным людям не справиться, загнав его в рамки брака. И все потому, что мужчина, разбивший жизни трех человек, - цыган-скрипач Йожи (Михаил Шкинев) - это творец, для которого внутренняя свобода превыше всего на свете. Проникновенные соло скрипки периодически "взрезают" ткань спектакля, давая понять, что этого по сути взбалмошного цыгана две столь разных женщины, как Зорика и Илона, полюбили за его искусство и умение в нем возвыситься над всеми земными страстями.

 

Впрочем, это была бы не оперетта, если бы нам оставалось только тайком смахивать непрошеные слезы, переживая за героев. Чувства здесь перехлестнули всякий "эпидемиологический порог": и стар и млад заражены любовной лихорадкой... Безбашенная Полетт, подруга Зорики, в фееричном исполнении Татьяны Мокроусовой, пройдя уроки обольщения методом Илоны (так и хочется сказать - Давыдовой), без особого труда планомерно охмуряет уморительного актера, "поэта-Незнайку" Тивадара (Александр Мезюха) и добивается свадьбы. Ее наставница - скандально-чудаковатая "пожилая девушка" мадемуазель Берта (Нина Шамбер), всю жизнь ищущая "водолаза, которому готова отдать свою жемчужину", перебирает кандидатов в "искатели жемчуга" и останавливается на импозантном вдовце - отце Зорики (Владимир Алексеев). Зал хохочет над каскадом шуток и восторженно аплодирует комедийным парам, когда те лихо отплясывают, не забывая достойно исполнять свои вокальные партии.

 

Вообще режиссер создал хорошие условия для органичного существования актеров в пространстве спектакля. Все сцены, несмотря на бешеную контрастность, уравновешенны. Вот только что очень жестко решился вопрос, быть или не быть свадьбе Зорики и Ионеля, и следом он отыгрывается в пародийных вариантах комедийных пар. Хор в а-ля национальных одеждах и танцующие гости-провинциалы (хореограф Йоханна Бодор), а также цыгане ненавязчиво придают представлению "венгерский колорит". Они, как и положено, то оживляют действие, то оттеняют происходящее, то служат фоном ("как тут и были", а не слоняются бессмысленно по подмосткам). Опять же вовремя и, что приятно, адекватно реагируют на все происходящее. Забавно, как Аттила Береш не без гордости продемонстрировал весь мощный автопарк провинции Трансильвания: выезд на мотоцикле с коляской, выталкивание "заглохшей" машины типа "Запорожец" с откидным верхом, велосипед и, наконец, стоящая на сцене цыганская повозка. И так уже не хватало для полноты ощущений, например, каких-нибудь роликов, скейтборда, летательного аппарата или моторной лодки... Ну да не в них счастье!

 

В целом спектакль получился достаточно гармоничный. А ведь у каждого из его многочисленных героев свой "шкаф со скелетом внутри", и режиссеру явно пришлось немало потрудиться, чтобы навести порядок в "гардеробе" души каждого и привести в систему все запутанные отношения. Однако именно музыка Легара поднимает эту, казалось бы, житейскую историю на уровень высокого искусства. Когда диалоги героев становятся довольно продолжительными, ловишь себя на том, что еще немного, и зрелище может превратиться в фарс или "мыльную" мелодраму, в зависимости от сцены. Но вступающая следом музыка магически нивелирует закравшееся подозрение, доказывая, что ее возможности безграничны и она способна раскрыть самые потаенные уголки влюбленных душ, независимо от национальности.

предыдущая     следующая

Все статьи